«Моя жизнь началась с войны, ей и заканчивается» — Узнали, что говорят в Берлине украинские беженцы. Среди волонтеров и Линдеманн

В течение двух недель в Германию прибыло более 130 тысяч беженцев из Украины. Это официальные данные, которые относятся, в первую очередь, к тем, кто прибыл поездом.

Основной поток приезжает в Берлин, на главный вокзал города. Здесь развернулась экосистема помощи. Волонтеры встречают людей, сразу кормят горячей едой, дают одежду и сим-карты, распределяют по городам и отвозят в найденное жилья.

Очередная партия беженцев прибывает каждые два часа.

Вечером на башнях вокзала загорается сине-желтая подсветка. Всюду стоят указатели с украинским флагом и надписи «ласкаво просимо». Тем, кто приехал в Берлин к знакомым, по ним очень просто попасть к метро.

На свободных пространствах оборудованы детские игровые площадки, пункты выдачи одежды, «станции» для кормления животных, пункты бесплатного тестирования на коронавирус.

Среди волонтеров очень много выходцев из Украины. Например, старшеклассница Вероника. В Германию она переехала с семьей, когда была ребенком. Ее обязанности — встретить людей на перроне, предложить еду, помочь с поиском жилья, перевести с немецкого.

В украинских Черновцах у Вероники остались бабушка и дедушка. Они отказались покинуть Украину.

Помог заселиться, оплатил отель. Украинки рассказали о встрече с суперзвездой

Вероника встретила на берлинском вокзале Тилля Линдеманна — лидера группы Rammstein. Поначалу его не узнали, но кто-то затем заметил — и люди окружили музыканта. Но Вероника отметила, что затяжного ажиотажа не было: быстро сфотографировались с кумиром, перебросились несколькими словами и все продолжили работу с беженцами. Включая Линдеманна.

Одна из украинских девушек, которой Линдеманн помог найти место для ночлега, эмоционально рассказала об этом в Instagram.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Oleksii Potapenko (@realpotap)

Атмосфера на вокзале очень шумная. Волонтеры стараются никого не обойти вниманием, предлагают снеки, фрукты, воду, раздают маски и напоминают их носить.

Большинство украинцев приезжает в неизвестность, нет друзей, ни планов и понимания, где они проведут следующую ночь.

Значительную часть людей забирают с вокзала и распределяют по пунктам первичного приема. Сейчас места в них на исходе. Власти Берлина планируют открыть для приема беженцев территорию аэропорта «Тегель» — на 10 тысяч человек в день. Там люди смогут провести одну ночь и затем отправиться в другие земли Германии. Берлин возможности приема беженцев уже исчерпал.

Большинство хочет попасть в большой город

Немка Соня пришла на вокзале с табличкой, написанной от руки: «У нас дома есть свободная комната, можно остаться на две недели (на английском). Ласкаво просимо (на украинском)».

Соня с дочкой живет в Витенберге в 70 км от Берлина. Для нее невыносима мысль, что люди, которые столько пережили за последние дни, будут ночевать в лагерях для беженцев, условия в которых сложно назвать комфортными. Она решила предложить свободную комнату на две недели — принятые люди смогут не в лагере дождаться направления в ту или иную местность.

С таким предложением, изложенным на табличках, на вокзал приходит много немцев.

«Так подсказывает сердце», — говорит школьница Шанталь, дочь Сони.

Сразу у Сони и Шанталь не получается найти гостей на ближайшие две недели.

«Большинство, как я поняла, хотят остаться в большом городе. Не теряем надежды, возможно, кто-то скажет: окей, мы с вами», — рассуждает Соня.

Но есть и украинцы, которые хотели бы убежища в тихом месте.

До войны ездила в Россию на гастроли

Тамара — музыкант из Харькова. Ей 65, больше 40 лет она проработала в филармонии. В Берлин уехала с дочерью и внуками. Говорит, были бы рады найти себе место в немецкой семье: за время в дороге устали от шума и крика.

«Не хочется в общий котел идти. Но нас четверо. Кто нас возьмет?» — говорит вопрос женщина.

До выхода на пенсию музыкант каждые полгода ездила на гастроли в Россию и не могла представить, что из этой страны придет война.

«Решение уезжать лично мне далось очень тяжело. Не хотела, упиралась: в Харькове у меня квартира, дача. Оставить их было страшно, но остаться под бомбежками, когда над тобой летают самолеты, еще страшнее. На пятый день войны стали летать самолеты, сбрасывать бомбы прямо на дома. Страшно. В дорогу мы собрались буквально за 10 минут. В чем стояла в тот день, в том и выехала», — рассказала Тамара Ивановна.

Перед отъездом в квартире Тамары Ивановны пропало электричество. Несколько дней она отапливала квартиру кирпичом, который нагревала на газовой плите.

Ее отец и отчим остались в Украине.

Надежда, что это всего на две недели

Юля и ее 8-летний сын Дима приехали из Киева. В Берлине их ждали знакомые. Юля не хотела уезжать из Украины, но настоял муж. Сам он вступил в Территориальную оборону.

«В Киеве остались не только муж, но и родители, сестра. Уговаривала ехать со мной, но никто не захотел. Сказали: «Куда мы поедем? Это наш дом. У тебя маленький ребенок — спасай его». Мы провели в дороге четыре дня, но мне все еще кажется, что это страшный сон. Что сейчас меня разбудят — и будет все хорошо», — рассказала Юля.

Юля надеется, что через несколько недель все закончится и она вернется домой. «Надеюсь, что побуду у знакомых, мы вернемся — и все будет хорошо. И с моей семьей, и с моей страной».

Приехал с внуками и несколькими сумками

Владимиру из Харькова 82 года. Он приехал в Берлин с дочерью и двумя внуками, одним чемоданом, одной сумкой и двумя рюкзаками. К его вещам добавился плюшевый медвежонок, которого в Берлине внуку подарили волонтеры.

«Бои страшные, Харьков практически разрушен. Когда начиналась стрельба, выходили на лестничную площадку, пережидали там. А на следующий день в ход пошли ракеты, «грады», мощная артиллерия. И всю ночь стрельба, стрельба, стрельба. С каждым днем становилось все хуже. Следующие ночи уже никто не спал. Жутко, просто жутко. Стали прятаться в подвале под нашим домом, но там все заброшенное, сырое, пыли полно, вода течет, крысы бегают. Собралось из нашего дома человек 30. И тут еще свет отключили. Сидеть или лежать негде — можно только стоять. Целыми дня держались друг за друга, чтобы не потеряться», — рассказал старый человек.

В Германии Владимира готовые принять давние знакомые, которых он не видел много лет.

«Говорят, один раз за столетие должна быть война. На мою долю выпало четыре: Вторая мировая, конфликт на острове Даманский в Китае, Афганистан. А теперь война пришла прямо домой. Мне был один годик, когда началась Великая Отечественная. Теперь я на закате своей жизни — и опять война», — говорит Владимир.